БИЗНЕС-СЕТЬ KINETICS CRM CALL-ЦЕНТРЫ ERP ECM ITSM PM АБС АБН SEC SAAS
ЧТО ТАКОЕ ERP? НОВОСТИ ПРАКТИКА АНАЛИТИКА УСЛУГИ ERP-СИСТЕМЫ ПОСТАВЩИКИ ФОРУМ  
СТАТЬИ /более 450/
РЕЙТИНГИ
МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ
ИНТЕРВЬЮ
ОБЗОРЫ
ERP МЕТОДОЛОГИЯ

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ERP-ONLINE.RU Представляем Компанию AVA ERP. Читайте случаи "из жизни", мнения экспертов, комментарии специалистов.
Заходите, читайте, комментируйте >>>

   
ЧТО ТАКОЕ ERP?
ERP — это информационная система для идентификации и планирования всех ресурсов предприятия, которые необходимы для осуществления продаж, производства, закупок и учета в процессе выполнения клиентских заказов >>>
 
СТАТЬИ

Александр Антипов: «Мы предлагаем „кровеносные сосуды“ для жизнедеятельности компаний»



Руководителям необходимо обладать информацией обо всех бизнес-процессах, происходящих в компании, в максимальной полноте. Вопрос интеграции систем различных уровней — аналитических систем, ERP-систем, MES, АСУ ТП — хоть и обсуждается редко, не теряет своей актуальности. О том, какой эффект может дать предприятию межуровневая интеграция, рассказывает Александр Антипов, управляющий директор компании «Стерлинг Интеграция».

–Системы автоматизации бизнес-процессов можно разделить на несколько категорий. Мы сегодня не будем много и подробно беседовать о верхнем слое — ERP-системах, а поговорим о системах более низкого уровня. Как бы вы их классифицировали?

— Классифицировать их можно по-разному, в зависимости от отраслей, поскольку на предприятиях различных отраслей разный уровень глубины и детализации производственных процессов. Но прежде отметим, что тот класс систем, который мы оставили сейчас «за скобками», — ERP-системы — по сути своей, являются механизмом, эффективность работы которого зависит от первичных данных. Вариант, когда эти данные вводятся в систему непосредственно сотрудниками предприятия, не очень хорош, поскольку фактор человеческих ошибок существен. Поэтому необходимо, чтобы в систему поступали объективные данные, отражающие реальное течение технологических процессов. Только в этом случае система будет давать тот бизнес-эффект, на который рассчитывают собственники и руководители предприятия.

Данные в ERP-систему могут поступать из MES (Manufacturing Execution Systems), систем управления технологическими процессами, систем учета потребления электроэнергии, тепла, воды, топлива и тому подобных. Причем предприятию необходимы эти данные не только в консолидированном виде, но и в разрезе цехов, производственных подразделений, отдельных бизнес-процессов. Сегодня многие российские предприятия встают перед дилеммой, что выгоднее: подключиться к новому энергоблоку или использовать АСУ для оптимизации энергопотребления? И зачастую в результате анализа выясняется, что оптимизация энергопотребления значительно более экономичный и эффективный вариант решения проблемы. Путь расширения энергомощностей конечен и дорог, они не могут быстро развиваться, удовлетворяя растущие потребности клиентов. Поэтому те компании, которые начинают эффективно управлять энергопотреблением, сегодня выходят в лидеры российской экономики. Некоторые наши клиенты уже сегодня поощряются за экономное и разумное использование электроэнергии.

— Где пролегает нижняя граница ERP-систем и верхняя граница систем автоматизации технологических процессов?

— Эта граница во многом зависит от производителей информационных систем управления и систем автоматизации производства. На сегодняшний день ряд производителей, в частности, SAP, предлагают не только традиционные ERP-системы, но и решения, в которых обеспечивается связка между датчиками и системой управления предприятием. Производители ERP-систем идут «вглубь» технологических процессов: они заинтересованы в том, чтобы между производственным процессом и вводом данных в систему было как можно меньше слоев, ведь чем больше слоев, тем больше искажений. Поэтому, на наш взгляд, эффективен подход «от процесса», обеспечивающий интеграцию и минимизацию слоев, на которых данные либо вводятся вручную, либо конвертируются при передаче из системы в систему.

— Системы автоматизации производства предназначены не для управленцев — ведь информация о производственных процессах поступает в инструменты управленцев в неком интегрированном виде. Для каких категорий специалистов они предназначены?

— Нельзя однозначно утверждать, что эти системы — инструмент, например, мастера цеха или технолога, у них более широкое предназначение. Рассмотрим простой пример: управление энергопотреблением. С одной стороны, сегодня все новое производственное оборудование уже поступает с определенными встроенными средствами автоматизации управления.

Непосредственную работу с этим оборудованием осуществляют операторы. Но управление комплексом однородного оборудования — например трансформаторов — это задача энергетиков предприятия. Информация от датчиков оборудования поступает в ERP-систему. Она может поступать туда с разной периодичностью: или раз в день итоговые значения, или раз в час, чтобы можно было проанализировать нагрузочные колебания в течение суток, или, если это необходимо, еще чаще. Решения, которые принимаются на основе информации, поступившей в ERP-систему, имеют непосредственное отношение к управлению ресурсами предприятия, одним из которых является электроэнергия. Соответственно, если руководитель видит в системе, что в моменты пиковых нагрузок потребления электроэнергии производство находится не на пике — значит, на предприятии существует некий процесс, который требует большого количества электроэнергии, но не является для предприятия ключевым. Ситуация требует изучения. Таким образом, мы видим, что системы сбора первичных данных необходимы как персоналу, непосредственно работающему с оборудованием, — помогают ему эффективно управлять этим оборудованием, так и руководителям высших звеньев, поскольку информация из этих систем становится базисом для принятия решения. Если таких данных не будет, не будет и возможности проанализировать причины расхождения запланированных показателей с реальными или нерационального расходования ресурсов, не будет возможности опуститься до уровня генерации исходных данных и выявить слабое звено.

— Каким образом системы автоматизации производственных процессов помогают не только контролировать ход процессов, но и рационально распределять ресурсы?

— Это во многом зависит от типа производства. Конечно, средствами ERP такие задачи не решаются, но соответствующие инструменты существуют либо автономно, либо приобретаются производителями ERP-систем и встраиваются в них. Например, модуль PLM (Product Lifecycle Management) — уже некое подобие системы автоматизации производственных процессов. Я думаю, что в перспективе нас ждет объединение систем верхнего уровня (ERP-систем) и систем более низкого уровня. В недалеком будущем появится возможность создания интегрированных информационных комплексов, на одном конце которых — на оборудовании — будет размещена система датчиков, а на другом — у руководителя — система сбалансированных показателей (Balanced Scorecard) одного и того же поставщика.

Производители стремятся максимально расширить функциональность информационных систем. Об этом, например, свидетельствует приобретение компанией Oracle компании Retek, разрабатывавшей средства для автоматизации предприятий розничной торговли и услуг. Компании, которые в недавнем прошлом создавали исключительно системы верхнего уровня, сегодня предлагают рынку решения, которые приближаются к оборудованию, обеспечивают очень тесную интеграцию. Так, SAP сегодня предлагает платформу интеграции NetWeaver, которая позволяет объединять приложения разных поставщиков.

— Рассказы о скором светлом будущем, когда на основе интеграции систем разных уровней будет создаваться целостная и детальная информационная модель предприятия, начались несколько лет назад. Но предсказываемый лавинообразный спрос на создание таких решений так и не возник. С чем это связано? Когда будут востребованы такие решения?

— Скорость перехода от познавательного интереса в плоскость практической реализации таких систем зависит от отрасли и размеров бизнеса. На мой взгляд, парадигма нашего сегодняшнего рынка заключается в том, что крупному бизнесу значительно легче достигнуть преимуществ путем использования административного ресурса, нежели путем применения передовых информационных технологий. Причина проста: внедрение любых серьезных инноваций, к которым относятся и автоматизированные информационные системы, требует времени, измеряемого годами. Внедрить ИС, которая поддерживала бы ключевые бизнес-процессы в компании, имеющей производственные и сбытовые подразделения по всей стране, достаточно сложно и долго. Если такая компания имеет возможность некими методами лоббирования влиять на свою экономическую экосистему, то она выберет именно этот путь. Эффект от него будет более быстрым, понятным и предсказуемым. Если можно быстро и гарантированно достичь экономического эффекта таким путем, зачем компании внедрять, например, дорогостоящую и сложную CRM-систему, обучать специалистов, перестраивать устоявшиеся бизнес-процессы?!

— Значит, обсуждая создание интегрированных информационных комплексов, включающих системы разных уровней, мы говорим о вероятном, но далеком будущем?

— Нет, это слишком категоричное утверждение. Как я уже сказал, интерес к таким системам зависит от отрасли и размеров бизнеса. Наряду с отраслями, в которых использование административного ресурса очень сильно, есть отрасли, где административный ресурс практически не используется. Например, дистрибуция и розничная торговля. В этих областях в последние три-четыре года наблюдается взрывной рост интереса к информационным системам. Эти компании, фактически, живут на оборотных средствах, свободных денег у них сравнительно немного, значительно повышать цены им не дает высококонкурентный рынок, поэтому эффективность бизнеса достигается в основном путем снижения расходов: оптимизации работ складов, оптимизации цепочек поставок, ассортимента. Это достигается с помощью такого инструмента, как ERP-системы. На нижнем уровне им, соответственно, необходимы системы штрихового кодирования, радиоидентификации. Таким образом, создается интегрированный комплекс из систем разного уровня.

Компании, работающие в высококонкурентной среде, вынуждены использовать такие решения. Компании, которым, условно говоря, деньги «даются легко», не ставят задачу любой ценой сэкономить определенный процент издержек, они с лихвой могут быть компенсированы ростом цен на продукцию — например, если это сырье.

Но здесь мы должны отметить важный нюанс: низкоконкурентная среда в некоторых отраслях — это свойство сегодняшней российской экономики. Обратите внимание: «сегодняшней» и «российской». Это свойство, безусловно, преходяще. Уже сейчас заметны набирающие силу тенденции глобализации. Многие российские компании задумываются о собственной капитализации и даже о вхождении в глобальные консорциумы и корпорации. Соответственно, менеджмент и владельцы заинтересованы в том, чтобы это вхождение было максимально выгодным. А максимально выгодное вхождение подразумевает прозрачную, понятную систему управления, отчетности, соответствие международным критериям качества и тому подобное. Этого можно достигнуть только в том случае, если процессы формализованы, документированы и логичны. Собственно, это и обеспечивают системы автоматизации разных уровней.

— На сегодняшний день в России уже есть сектора бизнеса, предприятия которых заинтересованы в повышении эффективности и прозрачности?

— Да, есть. Это, во-первых, машиностроение и металлургия. Предприятия этих отраслей сегодня конкурируют на мировом рынке с крупными западными компаниями. У них происходит очень активная замена оборудования, внедряются передовые производственные технологии. Соответственно, востребованы средства информатизации, без которых производственные мощности не дают должной эффективности.

Далее можно отметить сектор торговли, страховой и банковский сектор. Пока, правда, финансовые институты имеют определенную защиту от западных конкурентов в лице государства, но давление конкурентной среды ощущается все сильнее. Давление этой среды чувствуют и фармацевтические компании, и предприятия нефтехимической отрасли.

Компании нефтегазовой отрасли заинтересованы в большой степени в АСУ ТП. Так, наша система для управления разработкой и эксплуатацией нефтяных месторождений используется ведущими нефтедобывающими компаниями России.

Однако важно рассматривать предприятия не только по отраслевому признаку, но и по масштабам бизнеса. Если крупная компания имеет возможность задействовать административный ресурс, то средняя компания, работающая в той же отрасли, зачастую такой возможности лишена и должна самостоятельно бороться за свою эффективность. Яркий пример — приход одной из крупных торговых сетей на рынок российского мегаполиса. Это приводит к тому, что в течение трех месяцев — полугода около пятидесяти процентов небольших компаний, которые занимались аналогичной деятельностью, уходят с рынка. Они, жившие за счет определенного ценового предложения, вытесняются конкурентом, способным снизить цены за счет оборота. Если у такой небольшой компании нет системы управления и снижения издержек, она неизбежно терпит крах. Поэтому лидеры рынка, которые трезво смотрят на конкурентную перспективу, понимают, что надо хорошо управлять своими доходами, расходами и основными активами компании. Такое управление невозможно без информационных систем.

— Компании, которым необходимы системы управления оборудованием и производственными процессами, встают перед выбором системы. Соответствует ли нынешнее предложение спросу?

— Вряд ли кто-то сейчас сможет однозначно ответить на этот вопрос — он пока еще недостаточно глубоко проработан. Если аналитических исследований по ERP-системам за последние лет пять появилось достаточно много, то аналитики по АСУ ТП и MES практически нет. Это свидетельствует о том, что рынок только формируется. Серьезного спроса на услуги аналитиков в этой сфере пока не было. Компании осуществляли выбор самостоятельно, опираясь на собственные знания и представления. Определенные знания появляются у компаний в ходе международных контактов. Конечно, международный опыт не всегда напрямую применим к российским предприятиям, у которых есть своя специфика, особенно в сфере сырьевых процессов, распределения энергоресурсов и т. п. Но общие принципы работы идентичны. Поэтому мы сегодня видим опыт использования в основном западных технологий, западного оборудования, западного встроенного ПО и создания множества локальных интеграционных разработок, которые объединяют западные решения с системами, уже функционирующими в компании.

Говорить о доминировании узкой группы поставщиков не приходится. Мы работаем с десятками поставщиков оборудования, наши технологические разработки представляют собой крупные производственные подсистемы, включающие сотни единиц техники. В создании таких комплексов принимают участие пятьдесят-шестьдесят поставщиков; такая подсистема, объединенная в «технологический шкаф», фактически, является овеществленным образом некоторого сложного бизнес-процесса.

— Значит, на первый план выходит отраслевая экспертиза компаний-интеграторов? Ведь самим заказчикам заключить контракт с таким количеством контрагентов и обеспечить интеграцию их решений крайне сложно.

— Безусловно. Чтобы правильно выбрать и создать такой комплекс, требуется достаточно много высококвалифицированного персонала: технологов, постановщиков задачи, проектировщиков, программистов — которые должны будут постоянно повышать свою квалификацию, следить за новинками и изменениями рынка ИТ. Но это практически невозможно, поскольку компании стремятся оптимизировать свои ИТ-службы с тем, чтобы сфокусировать внимание на основном бизнесе.

Когда компания обратится к такому бизнес-консультанту, каким является, например, компания «Стерлинг Интеграция», она быстрее сможет понять, какие сегменты ее производства рентабельны, а какие нуждаются в повышении эффективности, и как достичь этой эффективности с помощью ИТ. Задача может быть решена быстрее, эффективнее и дешевле, чем если бы заказчик решал ее самостоятельно.

— Сильнейшим сдерживающим фактором интеграции систем разных уровней на российских предприятиях служат основные фонды — устаревшее оборудование, которое не предусматривает подключение необходимых датчиков. Как вы помогаете своим заказчикам решать эту проблему?

— Проблему реформирования основных фондов компании решают в основном самостоятельно, поскольку они обладают гораздо большими компетенциями в области своих ключевых бизнес-процессов, чем любой интегратор или ИТ-консалтинговая компания. Было бы странно, если бы мы советовали им, какое оборудование приобретать.

Но мы можем предоставить заказчику необходимые консультации в приобретении контроллеров или новых датчиков оборудования, совместимых с датчиками верхнего уровня, чтобы появилась возможность использования стандартного ПО взаимодействия (драйверов). Такие вопросы возникают у заказчиков все чаще. Российскими предприятиями закупается много нового западного оборудования, зачастую на нем уже стоят АСУ ТП, не совместимые со старым оборудованием. Возникает задача либо интеграции этих систем, либо их замены. Здесь мы можем показать заказчику варианты решения задачи, обосновав целесообразность выбора того или иного пути. У нас есть обширные контакты с поставщиками, опыт реализации международных проектов.

— Существуют ли у российских предприятий особенности организации производственных процессов, требующие серьезной доработки западных систем, или эта область вовсе будет простором для творчества российских разработчиков?

— На мой взгляд, российская специфика в области систем автоматизации производственных процессов — это в большей части маркетинговый миф, чем реальность. Если взглянуть объективно, то основная национальная специфика находится в финансово-правовом поле. Производственные процессы на однородных предприятиях разных стран в целом похожи и сопоставимы. Да, там есть определенные особенности, например, добычи и транспортировки нефти, но они находятся скорее на уровне понимания процессов.

Российские компании во многом повторяют весь путь западных компаний в части внедрения ИТ, только с определенной разницей во времени. Потому, когда мы выводим новую систему западного поставщика на российский рынок, мы предполагаем, что российские предприятия данной отрасли от ее внедрения могут получить на качественном уровне те же бизнес-преимущества, которые уже получают западные компании. Если мы видим, что развитие российских компаний в данном сегменте уже подходит к рубежу, на котором западные компании приобретали данные системы, мы предлагаем их российскому рынку. Все должно делаться своевременно. Десять лет назад продвигать в России системы управленческого учета было бессмысленно: практически никто не имел четкого представления, что такое управленческий учет. Когда лет пять назад на российском рынке стали появляться системы управления персоналом, они не вызвали энтузиазма в среде кадровиков, поскольку вопросы сложной мотивации персонала, его развития, анализа компетенций сотрудников практически не возникали. Сегодня ситуация принципиально иная. Точно так же обстоит дело и с АСУ ТП и MES.

— Помогаете ли вы проанализировать ситуацию и осознать потребность в системах автоматизации производства или «игра на опережение» здесь невозможна — надо подождать, пока потребность у заказчика станет острой?

— Мы бережно относимся к нашим заказчикам и не стремимся любой ценой побудить их использовать предлагаемые нами технологии. Мы заинтересованы в том, чтобы эти решения давали реальный экономический эффект. Если на заводе есть современное оборудование, АСУ ТП, система уровня цеха, внедрена ERP-система, то следующий логичный шаг — объединение этих систем. Но начинать, на наш взгляд, надо с систем нижнего уровня. Иначе складывается ситуация, когда на двух-трех верхних уровнях используется замечательная система, но реальный эффект от ее использования нулевой, если не отрицательный, поскольку данные в нее поступают зачастую неполные и недостоверные. Мы можем показать заказчику свое видение ситуации, но это не руководство к немедленному действию, а скорее информация к размышлению. Решение заказчик должен принимать самостоятельно, осознавая все потребности и риски.

— Тема внедрения и эксплуатации систем верхнего уровня стала одной из ключевых на страницах профессиональной прессы и в рамках различных мероприятий. А вопросы, связанные с системами нижнего уровня, обсуждаются неизмеримо реже. Почему складывается такая ситуация и почему на фоне общего молчания вы решили обратиться к этой теме?

— Рынок систем нижнего уровня — не публичный рынок. Если ERP-системы пока не воспринимаются как неотъемлемая часть бизнеса, то, скажем, АСУ ТП давно привыкли воспринимать как нечто само собой разумеющееся. Ни одна компания не будет считать предметом гордости обеспечение своего офиса электроэнергией и телефонной связью — это относится к разряду аксиом. А рассказы о сложных инженерных решениях, о создании интеллектуального здания мы периодически слышим. Так и с АСУ ТП. Внедрение таких систем относится к очевидно необходимым решениям.

Но сегодня речь идет о качественном скачке в использовании таких систем. И АСУ ТП, и ERP — это части единой системы автоматизации, поскольку невозможно одной системой, какой бы комплексной она ни была, решить все проблемы, которые есть у заказчика, — будь то небольшая компания или мега-холдинг класса «голубых фишек» российской экономики. У каждой компании существует определенный набор процессов: бизнес-, технологических — которые находятся во взаимосвязи. Они начинаются, условно говоря, от трубы, от скважины, от дороги, а заканчиваются у руководителя предприятия, владельца бизнеса, у акционеров. Средства ИТ, позволяющие поддержать эти процессы и сделать их оперативными, независимыми от субъективизма конкретных людей, которые включены в цепочку их реализации, на сегодняшний день можно называть технологиями автоматизации. Их применение позволяет члену совета директоров, глядя на экран системы управления, видеть достоверные данные, основанные, например, на показаниях датчиков аппаратуры. Представленная ему информация будет аналитической выборкой, созданной системой на основании неискаженных первичных данных. В этом случае появляется информационная прозрачность предприятия, объективные данные для принятия управленческих решений.

Системы нижнего уровня интегрируются с системами верхнего уровня, и эти комплексы начинают давать синергетический эффект. Именно поэтому необходимо обращаться к знаниям бизнес-консультантов и интеграторов. Поставщики систем определенного класса могут не иметь четкого представления об интеграции всех систем.

В России, к сожалению, сложилось так, что внешний консалтинг никогда в особом почете не был. Сейчас ситуация меняется, люди начинают понимать, что поддерживать собственные компетенции во всех областях одновременно просто невозможно, надо привлекать к решению проблем компании, обладающие глубокой экспертизой. Рынок консалтинга развивается довольно бурно — не только в части внедрения конкретных систем, но и в части рекомендации построения сквозных решений, «от скважины» до совета директоров.

— Компания «Стерлинг Интеграция» входит в состав группы компаний Verysell. Какие преимущества могут получить ваши заказчики от работы с партнером, входящим в холдинг?

— Еще лет пять-шесть назад специалисты, работающие в нашей компании, были практически единственными на российском рынке ИТ, кто предлагал услуги по интеграции систем различных уровней. На сегодняшний день появилось несколько компаний, которые начали движение по этому пути. Но в основном компании делятся на тех, кто предлагает экспертизу по ERP-системам, и тех, кто предлагает решения низового уровня. В результате заказчик получает замечательные, но практически никак не связанные между собой системы. Мы можем помочь заказчикам в создании комплексных систем, включая внедрение и интеграцию аппаратных и программных комплексов всех уровней, от низового до верхнего. Управленческие решения будут приниматься на основании действительно полных, оперативных и достоверных данных. Эти данные не будут искажены в угоду внутриподразделенческим интересам, они будут сформированы при реализации всего бизнес-процесса, будут необходимым образом формализованы и регламентированы. Только на основе таких данных руководитель и владелец бизнеса может принять правильное решение. Мы предлагаем «кровеносные сосуды» для жизнедеятельности компаний.

Мы можем предоставить заказчику как специализированные технические средства, используя свои контакты с поставщиками, так и традиционные вычислительные платформы и услуги по интеграции. Фактически, мы можем поставить заказчику преднастроенные программно-аппаратные комплексы с учетом его потребностей и перспектив роста.

http://www.cio-world.ru


<<< Обсудить на форуме  |  Все статьи >>>





 
О проекте Конфиденциальность Размещение рекламы Карта сайта Напишите нам! RUS / ENG
Copyright © 2005 - 2017 ERP-ONLINE.RU и Бизнес-сеть "Kinetics". All rights reserved
ECMONLINE.RU